Усадьба дворян Леонтьевых Воронино.


В конце января 2004 года Сергей и Елена Леонтьевы сидя в офисе своей фирмы «Мармореал» размышляли над тем, в какой цвет красить их новый цех по обработке натурального камня. Строительство цеха подходило к концу и вопрос покраски становился все более актуальным. В это время менеджер по продажам листала журнал «Новая деревня», в котором фирма размещала рекламу своих услуг, и обратила внимание на фотографию дома второй этаж которого был покрашен синей краской. «Вот в такой же цвет и надо красить цех» сказала она, прочитав заголовок статьи, «в который был покрашен главный дом усадьбы Леонтьевых Воронино. Так Леонтьевы узнали о том, что родовая усадьба, некогда принадлежавшая их роду в Ярославской губернии, сохранилась.
Затем произошла встреча с автором статьи и с тех пор дружба и сотрудничество семьи Леонтьевых и Национального фонда «Возрождение русской усадьбы» становились все более крепкими.
Вскоре выяснилось, что усадьба, в которой до 2001 года располагался детский оздоровительный лагерь, выставлена на торги и может быть продана с аукциона в течение ближайшего полугода. Решимость вернуть некогда принадлежавшее семье имение, и таким образом восстановить историческую справедливость, крепла у Сергея и Елены с каждым днем. Тем более что, в этом их поддержали и ближайшие родственники – отец Сергея Александр Леонидович и сестра Людмила и конечно дочери Оксана и Лиза. И, наконец, в конце весны 2005 года Леонтьевы совместно с Национальным фондом «Возрождение русской усадьбы» приобрели усадьбу Воронино в собственность. И теперь у усадьбы появился реальный шанс получить новую жизнь, уже в качестве историко-культурного и туристического центра. Безусловно, одна из важнейших задач, которые Леонтьевы и Национальный фонд ставят перед собой, это максимально точная реставрация усадебного комплекса и в этом без сомнения поможет богатый семейный архив семьи.
На протяжении всего советского периода в семье Леонтьевых бережно сохранялись многочисленные реликвии доставшиеся от предков. Что само по себе уже удивительно. В условиях жесткого прессинга, гонений, преследований за принадлежность к враждебному классу или сочувствие ему исчезла масса семейных архивов в России. Их выбрасывали, жгли в печах, стараясь всячески обезопасить себя и своих близких от репрессий со стороны властей.  Семейный архив Леонтьевых и по сей день богат многочисленными документами связанными с историей рода и усадьбы Воронино, фотографиями сделанными прадедом Сергея Леонтьева Сергеем Михайловичем Леонтьевым - титулярным советником, председателем Ростовской Уездной Земской Управы и страстным поклонником фотографии. Сергей Михайлович в пылу увлечения фотографией старался запечатлеть все мало-мальски значимые события не только в жизни семьи, но и в жизни Ростовского уезда. Благодаря его усилиям можно составить своеобразную запечатленную историю усадьбы Воронино на протяжении как минимум двух-трех десятилетий конца XIX - начала XX веков. Здесь есть все, и семейные праздники и труды по хозяйству и виды разных уголков усадьбы и любимого им парка, комнаты дома и узоры цветников на партере и даже портреты коров заботливо содержавшихся на воронинской ферме. Особый альбом фотографий запечатлевших усадьбу после страшного урагана прошедшего через город Ростов и усадьбу Воронино в 1904 году и нанесший страшный ущерб хозяйству. Как это ни печально, фотографии этого альбома навевают сравнения с видами Воронино сегодняшнего заброшенного и разваливающегося. Но уже через несколько лет после урагана Сергеем Михайловичем Леонтьевым усадьба была приведена в порядок, более того она стала одним из самых передовых и образцовых хозяйств в губернии. Вот и теперь, как и сто лет назад, хозяин усадьбы вновь Сергей Леонтьев, который безусловно чтит историю своих предков и уже любит свое Воронино.
Воронино, это один из тех немногочисленных случаев, когда усадьба на протяжении нескольких веков оставалась в руках представителей одного и того же дворянского рода.
Род дворян Леонтьевых происходит от выехавшего из Большой Орды мурзы, именем Батур, на службу к великому князю Феодору Ольговичу Рязанскому, и на Руси крещенному под именем Мефодий. Сын этого Мефодия, Глеб Батурич, находился при великом князе Иване Федоровиче Рязанском боярином. У Глеба Батурича были правнуки Петр и Леонтий; от первого пошли Петровы-Соловово, а от второго – Леонтьевы. «Потомки сего рода – Леонтьевы Российскому престолу служили дворянския службы в знатных чинах и жалованы были от государей поместьями».
Герб рода Леонтьевых – «в щите разделенном на четыре части, посредине находится малый щиток, разделенный чертою на двое, в коем изображены: в верхней половине, в голубом поле, серебряная осьмиугольная звезда и серебряный-же полумесяц, рогами вверх обращенный; а в нижней, в золотом поле, положены крестообразно две стрелы, летящие к нижним углам. В первой и четвертой частях, в голубом поле, означены по одному негру в природном их одеянии, держащие в правой руке серебряные копья. Во второй и третьей частях, в красном поле, видны стоящие на задних лапах два золотые льва, коронованные, с поднятыми вверх саблями. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нем короною и тремя страусовыми перьями. Намет на щите золотой и серебряный, подложенный голубым и красным. Щит держат два льва».
Усадьба Воронино расположена в одноименном селе в 20 км от города Ростова и в 15 км от пос. Петровское Ярославской области. А до революции 1917 года усадьба входила в состав Дубровской волости Ростовского уезда Ярославской губернии.
В своей книге «Ростовский уезд» в 1885 году известный краевед, исследователь, коллекционер А.А. Титов описывал Воронино так: «…помещичье село, расположенное на небольшой возвышенности, при прудах, в 21 версте от Ростова; в нем, кроме помещичьей усадьбы, находится 25 дворов, 42 ревизских души и 53 надела. В селе Воронине две церкви: 1) одноглавая, каменная холодная, во имя Святой Троицы, построена в 1811 году прихожанами; колокольня при ней отдельная, соединенная с церковью посредством хода с хор, поддерживаемого колоннами; этот ход теперь заложен. 2) Теплая, одноглавая же, церковь во имя Толгской Пресвятой Богородицы, стоящая отдельно, построена в 1768 году. Ранее этих церквей здесь существовала деревянная, находившаяся в том месте, где стоят теперь господские оранжереи, она сгорела в 1808 году; на ея кладбище владельцами села, гг. Леонтьевыми, на месте погребения их предков, построена часовня. Кроме того, в 250 саж. от холодного храма, за Троицким прудом, находится другое кладбище, но когда и кем был построен и нарушен стоявший здесь храм - неизвестно. Чудотворных икон в церквах нет, а прихожанами особенно чтится икона Толгской Пресвятой Богородицы, находящаяся в теплом храме. (…) По свидетельству Хлебниковской рукописи, в древности на месте этого села стоял терем волшебницы Коресь, жены Полянскаго князя Полея, и находилось языческое капище бога ветра, жрецы котораго предсказывали будущее по внутренностям воронов, приносимых в жертву идолу. Настоящее же свое название это село носит потому, что в начале XV века это место было вотчиной князя Семена Юрьевича Вороны, которую он и отдал в приданое за своей дочерью (от брака с княгиней Ульяной) княжной Парасковьей, выданной за князя Андрея Федоровича Голубаго». «По преданию, в древности здесь было языческое капище Стрибога, жрецы которого предсказывали будущее по внутренностям воронов, приносимых в жертву идолу».
Первым из Леонтьевых получивших в середине XVII века земли Воронина в поместное владение был дьяк Поместного приказа Гаврила Леонтьев. Видимо при нем здесь и появился первый господский дом. Но что собой представляла усадьба пока остается неизвестным. Надо полагать, что именно при нем или при его сыновьях – Иване, Борисе, Иове Гавриловичах в Воронине была выстроена деревянная церковь с престолом Сергия Радонежского. Далее Воронино перешло по наследству к сыну Бориса Петру, а от него к Ивану Петровичу Леонтьеву. При нем, усадьба представляла собой уже довольно развитый комплекс, в который входили господский дом, служебные и хозяйственные строения, оранжереи, сад и две церкви. Именно Иван Петрович, в 1760 году начал строить в усадьбе каменную церковь во имя Пресвятой Богородицы Толгской, законченную постройкой к 1768 году. И.П. Леонтьев имел шестеро детей, две дочери и четверо сыновей. По наследству имение в Воронине перешло к младшему из сыновей – Михаилу. Михаил Иванович Леонтьев родился в 1755 году. 15 лет от роду он начал службу в Лейб-гвардии Преображенском полку и, выйдя в отставку в 1787 году, поселяется в своем имении и начинает активно заниматься хозяйством. Именно Михаил Иванович заложил основы существующего усадебного комплекса. При нем был выстроен существующий и по ныне усадебный двухэтажный смешанный господский дом, разбит пейзажный парк с каскадом прудов, строятся многочисленные каменные служебные и хозяйственные постройки, оранжереи для выращивания теплолюбивых растений. При усадьбе было две церкви - деревянная с престолом Сергия Радонежского и каменная Толгской Богоматери. Но в 1808 году деревянная церковь сгорела, и Михаил Иванович к 1811 году отстроил в усадьбе новую каменную церковь во имя Святой Живоначальной Троицы. Он был бездетен и потому в 1816 г. завещал свои имения племянникам Ивану и Варваре Сергеевичам Леонтьевым. Но в силу того, что смог пережить обоих племянников, то в 1828 году составил новое завещание на сына Ивана Сергеевича Михаила.
Иван Сергеевич Леонтьев, пожалуй один из самых известных представителей этой фамилии. Он родился в 1782 году. Участвовал в многочисленных войнах, которые вела Россия в конце XVIII – начале XIX столетия. Герой Отечественной войны 1812 года и участник заграничного похода русских войск 1813-1814 гг. Его портрет украшает Военную галерею Зимнего дворца. Женат он был на внучке генералиссимуса А.В. Суворова Любови Николаевне Зубовой (1802-1894), племяннице светлейшего князя Платона Александровича Зубова, последнего фаворита императрицы Екатерины II. Но через год после свадьбы, в 1824 г. Иван Сергеевич умер.
Овдовевшая Любовь Николаевна с сыном Михаилом живет в Воронино только летом, а зиму проводит в Москве. Но и в летние месяцы она активно занимается хозяйством, обживает усадьбу, дом. А после смерти Михаила Ивановича в 1833 году, став опекунше девятилетнего сына и его имений, бывает здесь все чаще, задерживается все дольше. Ведет хозяйственные дела, активно пополняет картинную и портретную галерею Воронина, составляет каталог обширной усадебной библиотеки, занимается ремонтом строений усадьбы, восстановлением церкви Толгской Богоматери, вдается во все подробности экономической жизни имения.
Сын Любови Николаевны Михаил Иванович Леонтьев  родился в 1824 г., служил по «статской», тайный советник, шталмейстер Двора Его Императорского Величества. Был женат на Варваре Михайловне Бутурлиной (1829-1882), дочери генерал-майора, Нижегородского генерал-губернатора Михаила Петровича Бутурлина. У них родилось четверо детей, старший из которых – Михаил, наследует после смерти отца в 1885 году Воронино.
Михаил Михайлович Леонтьев, полковник лейб-гвардии гусарского Его Величества полка. Выйдя в отставку поселился в Воронине и активно занялся приведением его хозяйства в порядок. Был произведен ремонт и перестройка существующих строений усадьбы, выстроены новые необходимые службы - новая конюшня для рабочих лошадей, скотный двор, оранжерея, теплица. Ведет торговлю лесом и произведенными в Воронино продуктами сельского хозяйства. Он женился на Марии Евгеньевне Демидовой и вместе с супругой активно участвовал в земской жизни Ростовского уезда. От их брака родились пятеро детей. Старшие из них – Сергей и Георгий тесно связаны с судьбой усадьбы Воронино.
Сергей Михайлович, родился в 1879 году, титулярный советник, почетный мировой судья Ростовского уезда, член Ростовского училищного совета. С 1909 года и вплоть до революции Сергей Михайлович являлся председателем Ростовской Уездной Земской Управы. Женат был на Елизавете Александровне Вырубовой, игравшей заметную роль в общественной жизни Ростовского уезда, опекавшей учебные и социальные учреждения.
Сергей Михайлович, очень любил старый усадебный парк, очень заботился о своем имении, превратив его в одно из лучших хозяйств губернии. Его трудами были восстановлены строения и парк усадьбы после разрушительного урагана 1904 года. Во многом благодаря именно его трудам мы можем лицезреть этот замечательный комплекс и сегодня.
Комплекс усадьбы занимает верхнюю часть моренного холма и два его склона – западной и северной экспозиции. Это один из немногих неплохо сохранившихся садово-парковых памятников на территории региона.
Период формирования комплекса усадьбы можно отнести к концу XVIII – нач. XIX в., когда в моду входят английские, т.е. пейзажные парки. Изогнутые, свободные аллеи, дорожки, зеленые лужайки и поляны, псевдосвободные очертания прудов с полуостровами и островом, ограда типа «ах-ах» и свободные раскрытия из парка «во вне» с многочисленных точек - все эти признаки пейзажного стиля нашли отражение в воронинском парке.
Главный дом, 2-х этажный, смешанный, занимает доминирующее положение в рельефе и является композиционным центром всего комплекса усадьбы. О времени постройки дома вряд ли можно судить по его нынешнему внешнему виду, т.к. судя по следам перестроек, особенно хорошо заметных на западном фасаде, здание несколько изменило свой облик от первоначального.
Подъездная аллея от южной границы проходит по касательной к восточному фасаду дома и выводит на северную окраину комплекса. Она делит всю территорию усадьбы на – парковую и дворовую части.
По внешней стороне южной границы усадьбы тянулась цепь построек так же связанных с комплексом. Вблизи въезда, справа, располагалось каменное здание конюшни, с деревянной по каменным столбам пристройкой и еще двух строениях служебного назначения. Далее на восток возвышается колокольня разрушенной в конце 1950-х годов Троицкой церкви. За ней - старое сельское кладбище, некогда имевшее каменную ограду. Подъезд к усадьбе от дороги, из села Дмитриановского, проходил мимо конюшни и далее тянулся вдоль по аллее.
Перед восточным фасадом главного дома территория ранее использовалась как курдонер – разворотная площадка для экипажей. Ее образовывали с запада дом, с севера деревянный флигель, с востока рядовая посадка акации, частично сохранившаяся.
Дворовая часть комплекса разбита на отдельные функциональные территории. Северо-восточный угол занимает трапециевидный обвалованный участок. Судя по сохранившимся здесь порослевым, одичавшим яблоням, он был занят плодовым садом и домом садовника.
Уже сложившееся у исследователей мнение о том, что первоначальный парк утрачен полностью в результате урагана 1904 г., не подтверждается натурным обследованием. Сохранившиеся рельефные структуры раннего парка – пруды, канавы, террасы, насыпи, подработки рельефа, дорожки с искусственным покрытием, а так же усадебные строения позволяют составить представление о ранней планировке комплекса. Кроме того, исходя из оценки возрастного состава насаждений, видно, что сохранились отдельные деревья и кустарники более раннего периода.
Южную границу образует система из 4 прудов, расположенных каскадом по западному склону. При сооружении их, за основу был взят тальвег небольшого овражка. В самом верховье оврага был выкопан «Троицкий» пруд, имеющий форму почти правильного прямоугольника, вытянутого с запада на восток. Он является южной границей дворовой части комплекса. На его берегу было выстроено здание оранжерей. Далее границу поддерживает канава, соединяющая пруд с верхушкой оврага и способствующая сбросу из него излишней воды. Склоны и дно оврага в верхней части были подработаны и выровнены. Он плавно переходит в «Верхний» пруд, начинающий каскад по склону в парковой части.
На террасе над «Верхним» прудом, южнее главного дома, была выстроена каменная церковь Толгской Богоматери. От нее на запад, вниз по склону, были сделаны две прямоугольные, тщательно отработанные террасы, обсаженные в начале XX в. елью. А ниже их, по склону, открывалась перспектива каскада прудов.
Со стороны зап. фасада гл. дома расположена просторная луговина, представлявшая собой, в начальный период формирования комплекса, парадный партер. В начале XX века пространство партера было частично засажено березой, одиночно и в группах. От предшествующих насаждений по его южной кромке сохранились отдельные липы. Это остатки аллейных и рядовых посадок, задававших направление дорожкам, выводившим от партера в южную часть парка, где на поляне можно видеть кольцевые куртины представляющие собой концентрические посадки липы, дуба и березы. Два больших кольца, липовый и дубовый – круглые узкие аллеи, с малыми кольцами внутри них. Березовый круг однорядный и небольшой по площади.
К северу и северо-западу от главного дома почти все структуры раннего периода утрачены. Исключение составляют только искусственный холм – «парнас», на котором располагался павильон-беседка. Чуть далее, в начале XX в., Сергей Михайлович Леонтьев создал необычную композицию - крестовая березовая аллея, пересеченная такой же крестовой еловой и вся эта структура окружена периметральной кольцевой березовой аллеей, диаметр которой от 110 до 120 метров. В центре образовавшегося колеса – круглая поляна, диаметром ок. 20-25 м. где располагалась беседка.
Березово-еловое колесо на С-З оконечности парка, круговые посадки на западной поляне, увеличение ассортимента древесных насаждений, введение «экзотов» (сосна сибирская кедровая, лиственница сибирская) несомненно дань владельцев модерну.
Дальнейшие исследования сохранившихся и утраченных архитектурных и ландшафтных элементов комплекса, позволят более детально описать историю развития усадьбы и сохранить этот замечательный памятник садово-паркового искусства.
После того, как в 1918 году Леонтьевы покинули Воронино, усадьба была поставлена на учет Дубровского волостного Земельного комитета благодаря чему, а так же уважительному отношению воронинских крестьян к владельцам усадьбы, имущество разграблено не было. А в 1919 году усадьбу реквизировали для нужд народного образования. В нем собирались разместить трудовую школу. И это безусловно должно было привести к гибели интерьеров усадьбы и уничтожению хранившихся в ней ценностей. Но благодаря энергичным усилиям сотрудников Ростовского музея, которые организовали вывоз художественных ценностей из Воронина в фонды музея, многие из семейных реликвий Леонтьевых сохранились и продолжают храниться и исследоваться по сей день. Это произведения фарфора, стекла, хрусталя, бытовавшие в усадьбе, семейные и хозяйственные документы, нотные альбомы; усадебная библиотека; мебель. Но наиболее интересную часть представляет портретная галерея рода Леонтьевых, формировавшаяся в усадьбе на протяжении почти двух столетий. И всякий желающий получить дополнительные знания об усадьбе Воронино, может посетить экспозицию музея-заповедника «Ростовский кремль», где ему профессионально и с удовольствием поведают о замечательном роде Леонтьевых и уникальных предметах искусства собранных ими в родовом гнезде.
К сожалению, реставрация такого рода памятников процесс не скорый. Пройдет несколько лет, прежде чем усадьба начнет приобретать свой первозданный облик и заживет полной жизнью. Но стены семейного предприятия Леонтьевых в Одинцовском районе все же были выкрашены в синий цвет, как и стены родовой усадьбы в Ярославской области.
 

Ойнас Дмитрий

Комментарии

  1. Случайные встречи - счастливые встречи! Наверно так было нужно, чтобы Сергей Леонтьев прочитал твою статью об усадьбе..)

    ОтветитьУдалить
  2. Да Свет, это была совершенно неожиданная ситуация и для него и для меня. Ведь в семье у них считалось что усадьбы больше нет, и рассказы о ней воспринимались как предания или сказки.

    ОтветитьУдалить

Отправить комментарий

Популярные сообщения